Авторизация
Всемирный клуб одесситов
07.03.2019   20:00

В Одессе планируют открыть мемориальный комплекс, посвященный эскадренному миноносцу «Лейтенант Зацаренный»

В 2008 году на северной стене Храма Святого Николая на 17 причале Одесского порта, руководство порта пыталось установить памятный знак экипажу эскадренного миноносца «Лейтенант Зацаренный». От этого причала 29 июня 1917 года отходил миноносец в свой последний поход. Известный одесский скульптор Александр Князик выполнил гипсовые формы, по которым были отлиты венок и мемориальная доска с силуэтом эсминца и списком погибших моряков. Кроме этого,  им были воссозданы буквы второго слова названия эсминца – «ЗАЦАРЕННЫЙ»,  которое вместе с первым словом «ЛЕЙТЕНАНТЪ», поднятым одесскими дайверами во время  экспедиции к острову Змеиный, в 2,5 милях от которого и затонул военный корабль, установили на мраморной доске. Но в силу определенных обстоятельств, до открытия памятника тогда дело не дошло, хотя, практически, он был полностью готов.

В 2008 году остров Змеиный должны были посетить румынский Президент совместно с Президентом Украины Виктором Ющенко. Венок доставить туда не смогли, поэтому мемориальная доска была вырезана из венка и отправлена на остров, где пребывает до настоящего времени. Экспедиция подводного клуба «Посейдон», профсоюзного комитета Одесского порта, проходившая с 10 по 12 июня 2007 года закончились сенсационной находкой носовой оконечности эсминца «Лейтенант Зацаренный», которую безуспешно искали все подводные клубы Одессы в течение 10-ти лет. А датой обнаружения корабля, следует считать воскресенье 10 июня 2007 года. Первыми дайверами, совершившими погружение на затонувшее судно, были члены подводного клуба «Посейдон» Игорь Любимов, Виктор Сударев и Олег Домаскин. Однако, потребовалось еще 10 лет до того момента, когда 13 октября 2017 года, в год 100-летия с момента гибели эсминца в районе 17 причала пассажирского комплекса Одесского морского порта состоялась торжественная церемония открытия мемориала морякам, погибшим в катастрофе эскадренного миноносца «Лейтенант Зацаренный".  Но на этом инициаторы проекта останавливаться не собираются.

Как рассказал руководитель подводного клуба «Посейдон» профсоюзного комитета Одесского порта, начальник водолазной службы администрации Одесского морского порта Игорь Анатольевич Любимов, с которым мы встретились ровно через год после установки мемориального знака, это только первый этап будущего комплекса. Ведь он и его товарищи вновь собираются  в экспедицию, чтобы поднять 120-миллиметровое орудие, якоря и другие артефакты с затонувшего судна. Они также станут частью мемориала погибшим украинским морякам.   

- Игорь Анатольевич, хотелось бы поговорить не только о Вашей будущей экспедиции, исторических событиях, но, в первую очередь, о том, почему, на Ваш взгляд, сегодня так возрос интерес к событиям Первой мировой войны? Ведь, когда год назад открывали мемориальную доску «Лейтенант Зацаренный» многие задавали друг другу и себе вопросы, а что, разве современных героев нет? Отчего же им не открываются памятники? Может быть с развитием событий люди стали чаще задумываться, что без знания прошлого нельзя проанализировать настоящее и спрогнозировать, что ли, будущее в глобальном плане? Возникло много параллелей?

- Мне кажется, что этот интерес неспроста. Вот мы с Вами встретились, к примеру, уже на следующий день после конференции, которая состоялась в Историко-Краеведческом музее и была посвящена 100- летию окончания Первой мировой. Было все очень интересно и грамотно, и вовремя организовано и проведено. А повышение интереса к событиям ста летней давности, правильнее было бы сказать к окончанию той войны? Мне кажется, что всем нам также хочется уже окончания нашей войны. Потому что жить в состоянии войны, даже гибридной, не очень хорошо. Правильнее сказать - это плохо. Поэтому мы хотим подсознательно, чтобы вся информация, которая проскальзывает, уже была бы направлена на финал войны. Почему мы начали с «Лейтенанта Зацаренного», потому что это военно-морской флот и все, что с ним связано. Тем более, поднятие судна нам приоткрывало тайны подводных глубин. Это два компонента, которые являются нашей темой. Кроме того, там, возле острова Змеиный еще в советские времена была найдена подводная лодка уже времен Второй мировой войны, Щ-212, хотя точного подтверждения номера лодки нет. Видимо она там утонула в 1942-43 г.г.  Мы, очевидно, уже так далеко во временном отрезке отошли от Первой мировой, что более или менее спокойно говорим о ней, рассуждаем подспудно, как о некоем постороннем событии. Вот и после окончания этой конференции солисты оперы исполняли песни и арии, написанные разными авторами, уроженцами стран-участниц Первой мировой: Германии, Италии, Франции, Греции... Т.е. о Второй мировой у нас в обществе, пока - как о незажившей ране. У меня еще жива мама, которая была ребенком во время оккупации Одессы. А вот о Первой мировой уже судят и говорят, как, к примеру, о войне 1812 года.

У судна «Лейтенант Зацаренный» судьба интересная и трагическая. Судно отходило от причала Одесского порта и шло в сторону Змеиного для того, чтобы высадить там новый гарнизон и отремонтировать радиостанцию, которую подорвал немецкий крейсер «Бреслау», оснащенный по последнему слову техники на тот момент, очень скоростной, относящийся к турецким ВМС. Именно этот крейсер приближался к берегам Крыма, в частности, Севастополя и обстреливал побережье, ставил минные заграждения и быстро уходил. Команда этого крейсера также поставила минную банку у Змеиного. «Лейтенант Зацаренный» попал на самую крайнюю мину этой ловушки.

Когда мы искали останки судна, историк военно-морского флота Игорь Алексеев, к сожалению уже ушедший от нас в иной мир, у которого были все рукописные каталоги на все суда, нашел в архиве немецкую карту минного поля, выставленного крейсером «Бреслау» возле Змеиного. Эту старую карту мы попытались нанести на современную и понять, где же произошла катастрофа. Благодаря этому была сужена площадь поисков и на четвертый день экспедиции мы нашли «Лейтенанта Зацаренного» на дне. Миноносец по разным данным затонул 12 или 17 июня всего в двух милях от острова. Весь личный состав и новый гарнизон находились на носу, где и произошел взрыв. 44 человека погибло сразу, в том числе и командир корабля, и новый начальник гарнизона. Нос утонул сразу, а корма осталась плавать. Ее затем оттянули к острову, хотели отбуксировать в сторону гирла Быстрого, к Вилково, но не случилось. Уже в 2003 корму нашли, а носа корабля так и не было.

- Т.е. собирали по частям в течение десятилетий, кто-то спасся?

- Порядка 60-ти человек экипажа и 12 человек нового гарнизона.

- Когда Вы, погружаясь на дно, имеете возможность обнаружить такие артефакты, каковы Ваши первые ощущения, помимо радости находки?

Я помню наше первое погружение. Мы пошли втроем, Виктор Сударев, Олег Домаскин и я. По показаниям лучевого эхолота мы, примерно, поняли, что это «наше судно», просто потому, что там ничего другого не могло быть таких размеров. Т.е. получилось так, что мы были первыми людьми, которые опустились туда через 90 лет после событий. Мы нашли судовые журналы, перечни приказов, подписанные адмиралом Александром Васильевичем Колчаком, командующим Черноморского флота в то время. И затонуло судно, как раз в 1917 году, когда Февральская революция уже прошла, а Октябрьская еще не наступила, правило Временное правительство, вообщем, еще не началось....

У меня с собой была камера с очень маленьким видоискателем, зато я сразу все мог заснять. И тут я поймал себя на мысли, что не могу снимать, потому что я смотрю только в такой маленький глазок, а мне необходим обзор, мне нужно обязательно охватить взглядом все то, что мы так долго искали, я должен это увидеть! Носовая часть интересная, потому что у эсминца было большое 120-ти миллиметровое орудие, якоря, которые мы нашли через день, остатки названия с правого  борта, т.е. слово «Лейтенант» мы затем и его подняли. А вторую часть надписи «Зацаренный» нам делал одесский скульптор Александр Князик. Впоследствии он создал первый мемориальный венок, доску. Да, мы еще фонарь судовой нашли. Он интересен тем, что хотя и керосиновый, - выполнен как вне взрывной, дабы, если что, не стать фителем при пожаре. А часть обшивки со словом «Лейтенант» у нас забрали в один из крымских музеев и так там этот экспонат и остался. Вообщем, что я почувствовал - щенячий восторг!

Второе ощущение, которое у меня осталось уже после открытия памятника, после суеты  - неожиданно серьезная поддержка от руководства порта. А теперь - история венка. Мемориал был готов, практически в том первоначальном виде, каким задумывался. Я лично ездил под Киев на сталелитейный завод, где отливался венок. Порт все оплачивал. Но затем в силу дуновения политических ветров, в момент, когда решалась судьба Змеиного толи признать островом, то ли скалой, там должна была состояться «встреча в верхах» и появилась идея поставить этот венок там на острове. Но тут выяснилось, что это невозможно, поскольку венок весил 700 кг. И было принято решение «болгаркой» вырезать мемориальную доску, венок, скажем так, отложить. Доску повезли на Змеиный и прицепили к тыльной стороне домика Портнадзора. Уже позже Николай Ильич Маковецкий, прекрасный человек, светлая ему память, многие годы возглавлявший Морвокзал, по своим каналам заказал памятные таблички, чтобы раздать их участникам проекта. Он же и предложил установить этот венок на монумент погибшим во время Второй мировой портовикам, где он сейчас и находится. Собственно, в 2017 году, когда исполнялось 100 лет с момента гибели «Лейтенанта Зацаренного» я пришел к руководству порта и сказал, что либо мы сейчас устанавливаем мемориальный комплекс или уже не будем заниматься этим никогда. И дело пошло в нужном русле.

 

У моряков такие мероприятия особо трагичные. Наверное, такое настроение подчеркивает глубина моря, на которую спускают венки. Ведь невозможно зафиксировать это место гибели - волна и ветер уносят цветы, ленты, взгляды людей. Ты тут понимаешь, что все покрыла большая вода, ничего не вернуть...

- Когда это все завершилось, у меня еще и внук, ему тогда было 5 лет. Мы вышли в море на военном катере, спустили венок и я почувствовал такое удовлетворение от того, что вся эта большая операция успешно завершилась.

- Вас чем-нибудь наградили за этот большой труд, многолетний, исследовательско-поисковый?

(Задумался первоначально и, похоже, даже растерялся от этого вопроса)

- Ну, это и не нужно. Самая большая награда - это то, что мы там открылись. Лучшей награды для поисковиков нет. Но, точку ставить в этой истории нельзя, только запятую. Потому что, когда мы готовили только обращения и речи на открытие этого мемориала, мы написали, что это первый этап будущего большого мемориального комплекса, открытие которого, мы надеемся, состоится в 2019 году. Мы совершим еще одну экспедицию, хотя сейчас большая проблема попасть на остров Змеиный. К сожалению, очень болезненно на это реагируют наши коллеги, также поисковики. Я понимаю почему, - они 10 лет искали, но не находили, а мы, что называется, вышли в море и, по сути, сразу нашли. Носовая часть, которую мы хотели поднять, уже почти разрушена, но мы хотим поднять орудие, восстановить полностью название, список всех погибших, внизу комплекса будет якорь.

Мы очень надеемся, что возродиться музей Военно-морского флота Украины. Я слышал, что есть решение о передаче АМПУ в аренду его здания за символическую плату в 1 гривну. И, если  хватит сил, денег, желания, то реально этот музей может начать вторую жизнь, потому что он до сих пор (экспонат) хранится в контейнерах, на территории порта.   И я надеюсь, что в отреставрированном музее будет целый зал, посвященный эскадренному миноносцу «Лейтенант Зацаренный». Эта многолетняя мечта обязательно осуществится.

  Историческая справка:
  «Лейтенант Зацаренный» ( судно названо в честь героя русско-турецкой войны 1877-1878 г.г. лейтенанта Ивана Зацаренного ) — эскадренный миноносец типа «Лейтенант Шестаков». Спущен на воду 13 октября 1907 года на Николаевском заводе «Наваль» (ныне «Черноморский судостроительный завод»).  До 10 октября 1907 года эскадренные миноносцы первых серий (водоизмещением более 600 тонн) классифицировались как минные крейсеры. Входил в состав 2-го дивизиона Минной бригады Черноморского флота. 17 (29) июня 1917 года, выйдя из Одессы с заданием доставить на остров Фидониси (современное название — Змеиный) команду и средства для восстановления поста и радиостанции, незадолго до того уничтоженных немецким к крейсером «Бреслау», плавающим под турецким флагом, подорвался на германской мине заграждения близ острова Фидониси. Корабль переломился пополам и его носовая часть (до носовой кочегарки) мгновенно затонула. Кормовая часть осталась на плаву и была отбуксирована к острову Фидониси, после чего затонула в 2,5 кабельтовых от берега. Погибло 44 человека (среди них трое офицеров, в том числе командир корабля Павел Штильберг). Экипаж состоял в основном из офицеров, старшин и матросов украинского происхождения.
  Ольга ШУБИНА.

 

 

Новости
Интервью

Геннадий Труханов: «С Зеленским человеческие отношения, мне кажется, хорошие»

Интервью с Одесским городским головой Геннадием Трухановым.

  • 16 апр, 12:42

В Одессе планируют открыть мемориальный комплекс, посвященный эскадренному миноносцу «Лейтенант Зацаренный»

Интервью с начальником водолазной службы администрации Одесского морского порта Игорем Любимовым.

  • 07 мар, 20:00
Статьи

Налог на недвижимость: сколько одесситам придется выложить за квартиру площадью более 60 м кв

Жителям Одессы скоро начнут приходить платежки, в которых указана сумма налога на недвижимость. «Письма счастья» появятся не только в почтовых ящиках жителей элитных домов и квартир, но и обычных «сталинок» и «хрущевок». 

  • 07 мар, 19:00

Муниципальная няня: кто и как может стать беби-ситтером

В Украине заработала государственная программа «Муниципальная няня», согласно которой родители могут компенсироватьи расходы на услуги няни в размере 1 626 гривен.

  • 28 фев, 17:50

Чудеса по расписанию

Благотворительный фонд «Корпорация монстров» известен многим одесситам, волонтерская организация занимается самыми разными видами деятельности

  • 22 фев, 19:00

Новая жизнь старого квартала

По официальной информации Минрегионразвития, на конец 2017 года в Украине более 50% жилого фонда устарело и нуждалось в реконструкции, а 7,5% (75 миллионов квадратных метров) и вовсе были непригодны для проживания.

  • 15 ноя, 10:40
  • Общество
Реализация проектов благоустройства Одессы

Реализация проектов благоустройства Одессы

Новости партнеров

Loading...
Строительная фирма «Гефест»
Благотворительная организация «Фонд Бумбураса»
Правовая корпорация
Gastrobar Odessa