Авторизация
Всемирный клуб одесситов
01.02.2017   15:15

Иллюзия здоровой реальности

  Нынешний год определен в качестве стартового для внедрения в Украине страховой медицины. Читая разъяснения по этому поводу Минздрава, невольно ловишь себя на мысли о том, что чиновники и обычные граждане живут в совершенно разных реальностях. Более того, предлагаемые к реализации модели настолько иллюзорны и далеки от истинного положения дел в системе здравоохранения, что тех, кому придется в них вписываться, – то есть нас с вами, остается только искренне пожалеть.

 

  Минимум конкретики и глобальные перспективы

 

  Итак, внедрение страховой медицины начнется с введения новых принципов взаимоотношений между врачом и пациентом, врачом и местной громадой, врачом и бюджетом.

 

  Весной этого года каждый гражданин должен подписать декларацию на обслуживание со своим семейным врачом. Его можно выбрать как из сотрудников центров первичной медико-санитарной помощи (ПМСП), так и из частнопрактикующих специалистов. При подписании декларации пациент получит копию Порядка предоставления ПМСП с указанием того минимального объема услуг, на которые он вправе рассчитывать, а также перечня обязательств, возлагаемых на его семейного доктора.

 

  К сожалению, образец декларации и сам Порядок обещают обнародовать только в феврале, хотя хотелось бы ознакомиться с ними пораньше. Ведь дефицит бюджетных средств ставит под большое сомнение, будет ли гарантированный объем помощи достаточным для того, чтобы поддерживать наше здоровье в более-менее нормальном состоянии.

 

  Кроме того, с подписанием декларации завершится этап вызова врача на дом по желанию пациента. Порядок предоставления медицинской помощи и утвержденные протоколы лечения определят перечень случаев, когда врач обязан посетить больного на дому. Во всех остальных случаях он вправе решить – посещать ли его, отправить по вызову медсестру или проконсультировать пациента по телефону.

 

  В связи с этим возникает ряд вопросов. Инфаркт миокарда, отек легких, грипп, опасный по своим осложнениям, если его не лечить, хорошо маскируются под простуду, а приступ аппендицита – под небольшое отравление. И кто будет отвечать за смерть человека, когда, приняв вызов по телефону, врач не придаст значения перечисленным симптомам заболевания, не посетит пациента на дому и пропустит опасный недуг?

 

  Скорее всего, родственникам порекомендуют обратиться в суд, чтобы привлечь доктора к ответственности за ненадлежащее исполнение своих обязанностей. Но сделать это окажется еще сложнее, чем сегодня: финансирование и работы центров ПМСП, и семейных врачей будет напрямую зависеть от отсутствия жалоб пациентов и выигранных ими судебных разбирательств. Такие правила предписывает зарубежная практика, которую пытаются внедрить в Украине. Но в наших условиях, в отличие от европейских или американских, появится масса дополнительных стимулов к тому, чтобы по документам никаких свидетельств ошибки медицинских работников не осталось – юридически эта сторона взаимоотношений разработана очень слабо. А если учесть еще и немалые расходы на ведение судебного разбирательства, которое может затянуться на годы, ситуация для пациентов вообще представляется патовой. Им предлагают модель взаимоотношений, в которой защита их права, а значит, и здоровья, окажется далеко не на первом месте.

 

  Еще сложнее придется семейным врачам в сельской местности.

 

 

«Недавний опрос Минздрава показал, что квалифицированные семейные врачи готовы работать в сельской местности, если в дополнение к хорошей зарплате получат жилье с водоснабжением и отоплением, хорошо оборудованное рабочее место и компенсацию затрат на топливо для служебного транспорта», - говорится в разъяснениях Минздрава.

 

 

  То есть весь финансовый груз (немалый, учитывая тарифы на ЖКХ, стоимость ГСМ, переносных кардиографа, УЗИ-аппарата, тест-полосок для определения сахара крови, минимального набора медикаментов, который должен быть в распоряжении специалиста) по обеспечению врача всем необходимым полностью перекладывается на плечи той территориальной громады, где он будет работать.

 

  Рекомендовано, например, на медоборудование направлять часть денег, полученных в качестве оплаты за дополнительные медицинские услуги. Количество самого оборудования — сократить до минимума и упростить условия лицензирования врачей, решивших попробовать себя в качестве семейных. Государство же вновь остается в стороне в роли указующего как и что делать, но исключительно наблюдателя. Процесс объединения территориальных громад показал: даже центральную районную больницу хоть как-то содержать оказывается непосильным грузом для многих из них. Где уж тут еще и семейных врачей обеспечивать?! Сейчас явно не до них – найти бы средства на содержание школ и детсадов, ремонт дорог, газификацию и водоснабжение.

 

  И возможности содержать семейную медицину в большинстве небогатых громад появятся еще не скоро. Государство же, передавая функцию организации здравоохранения на места, ловко уходит от ответственности за то, что реальная доступность медицины для сельского населения в новых условиях станет еще меньше.

 

 

  Спецконтроль над спецнадзором

 

  Проверять, отвечает ли работа семейного доктора Порядку предоставления первичной помощи, станут территориальные органы Национальной службы здоровья (НСЗ). До момента их создания эти функции останутся за департаментами здравоохранения государственных администраций.

 

  Здесь возникает любопытная юридическая коллизия: департамент здравоохранения входит в типовую структуру госадминистрации, утвержденную Кабмином. Терорганов национальной службы здоровья там нет. Получается, что когда их создадут, вопросами здравоохранения в регионах будут заниматься сразу две структуры. Понятно, что не удастся избежать конфликта интересов, да и стремление контролировать друг друга тоже проявится сразу. Любопытны и вводимые критерии оценки работы семейных врачей.

 

«Сотрудники НСЗ в режиме реального времени смогут отследить случаи подозрительных отклонений от средних показателей работы семейных врачей (более высокую, нежели средняя по стране, частота назначения антибиотиков или более низкая, нежели средняя по стране, частота проведения некоторых лабораторных анализов). Это позволит направить проверки в наиболее проблемные места и быстро решить вопросы», — разъясняет Минздрав.

 

  То есть все предельно просто. Дабы не попасть под колпак территориального органа Национальной службы здоровья, лечебное учреждение должно всегда оставаться в рамках средних статистических данных по стране. Только возникает вопрос: как быть, если все больше людей становятся нечувствительными к антибиотикам? И врачам, чтобы добиться выздоровления пациента, приходится последовательно, один за другим, назначать до трех препаратов? А их прием, кстати, должен сопровождаться частыми анализами крови – это указывается в сопроводительной информации к антибиотикам и другим современным медикаментам комплексного действия. И что в этих условиях возьмет верх: требование оставаться в рамках статистики или учет индивидуальных особенностей конкретного пациента, нуждающегося в более углубленных исследованиях и применении более широкого спектра лекарственных препаратов? Как говорится, каждый врач будет решать сам. И не факт, что решение это окажется в интересах пациента.

 

  Еще одна опасность таится в том, что чиновники не устают повторять: за границей до 80% всех обращений за медицинской помощью заканчиваются на уровне семейного врача, то есть именно он определяет основной курс лечения или реабилитации, не направляя пациента на консультацию к коллегам или в стационар.

 

 

  У нас уже начали говорить, что надо поощрять семейных врачей, которые не станут часто направлять своих пациентов к узким специалистам, – кардиологу, урологу, офтальмологу, хирургу, а постараются во всех проблемах больного разобраться самостоятельно.

 

 

  Раз так, то где гарантия, что семейный врач не начнет злоупотреблять своей властью и до последнего держать пациента у себя, хотя тому уже давно показана консультация узкого специалиста или курс лечения в стационаре? Юридически доказать корыстный умысел в таком поведении будет не легче, чем выиграть суд.

 

  Все вышеперечисленное объясняет, почему свои модели страховой медицины разные страны выстраивают на протяжении десятилетий – слишком много компонентов надо связать воедино. Мы же, не имея практически никаких наработок в этой сфере, декларируем, что построим систему страховой медицины за 3-4 года. Очередная иллюзия или абсурд?

 

 

  К чему ближе – постараемся показать в следующей публикации, где речь пойдет о непростом опыте страховой медицины в разных странах мира.

 

  Ольга ЖУКОВА.

Правовая корпорация
Новости
Правовая корпорация

Новости партнеров

Loading...